Новые идеи про устройство памяти и нейробиология травмы

Новая статья про то, что ученые пересмотрели прежние представления о работе памяти. Примечательно это тем, как непрерывно пересматриваются представления о том, «как это работает». И что в психологии невозможно «выучить учебник» к экзамену и на этом успокоиться.

Это открытие влияет на наши представления о том, как создаются и хранятся воспоминания:

«Группа американских и японских ученых совершило открытие, которое поразило и восхитило их самих.

Они обнаружили, что мозг «удваивает» каждое воспоминание, записывая любые пережитые нами события дважды.

Одна запись — для немедленного, сиюминутного использования, а другая — на всю жизнь.

В запоминании пережитого нами опыта активно участвуют две области мозга. Гиппокамп — это хранилище кратковременной памяти, а кора головного мозга служит для долгосрочного хранения.

Раньше считалось, что процесс начинается с формирования воспоминания в кратковременной памяти, а потом оно постепенно переходит в долговременную.»

Это может быть интересно всем, кто работает в терапии с воспоминаниями, например, в нарративной практике и EMDR.

 

Немного об устройстве памяти и нейробиологии травмы:

Нейробиологи определили две различные типы памяти: эксплицитная (явная) и имплицитная (неявная, телесная). Гиппокамп (hippocampus), место эксплицитной памяти, не развивается до 18 месяцев. Тем не менее, имплицитная система памяти, включающая лимбические процессы, доступна с рождения. Многие из наших эмоциональных воспоминаний хронятся там задолго до того, как мы начинаем говорить или способны сохранять явные воспоминания, но они влияют на нашу жизнь без нашего осознания.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) считается физическим переживанием травмы  и сопровождается активацией гормональной системы. При травматических воспоминаниях миндалина (amygdala) находится в состоянии гипервозбуждения, в то время, как префронтальная корa (prefrontal cortex) временно отключена. Бессел ван дер Колк (Bessel van der Kolk, 2001), один из главных специалистов по теме нейробиологии травмы, отмечает, что люди с ПТСР «очень чувствительны к  угрозе и реагируют даже на незначительные раздражители, как будто их жизнь в опасности».

Хотя травмированный человек не может явно помнить травматическое событие, память хранится в теле: «То, что ум забывает, тело помнит в форме страха, боли или физических заболеваний» (Cozolino, 2006) , стр. 131, Ван дер Колк, 1994).
Источник
Fishbane, M. D. (2007). Wired to connect: Neuroscience, relationships, and therapy. Family Process, 46(3), 395-412.

По мнению авторов вышеуказанной статьи: «ученые также продемонстрировали, что долговременная память так никогда и не «вызревает», если связь между гиппокампом и корой головного мозга оказывается заблокирована.»

Таким образом, переработка травматических переживаний (например, с помощью психотерапии, телесно-ориентированных или других видов помогающих практик) помогает этим «горячим воспоминаниям» улечься в долгосрочную память, единую историю-о-себе.

Картинки по запросу amygdala hippocampus trauma

Комментарий Дарьи Кутузовой:

Спасибо! как раз сейчас думаю/наблюдаю кое-что, что, мне кажется, как раз с этим связано. Получается, что есть событие (или ряд событий), которые происходят с человеком в интенсивном эмоциональном состоянии (и/или вызывают это самое интенсивное эмоциональное состояние). И это состояние сознания — по определению «измененное» по отношению к «обычному». При этом есть чувственное проживание события и ощущение его как «все-еще-длящегося». То, что в английском будет выражаться глагольной формой прошедшего времени _has_been_ happening. При этом целостный рассказ о событии из этого измененного состояния невозможен. Какие-то вспышки, зарисовки — да, но не история. Потом время проходит, проходит и интенсивное эмоциональное состояние, оно остается в прошлом, как и событие, и переходит в форму «прошедшего завершенного» (happened). Тогда о нем можно рассказать целостную историю, имеющую начало, середину и конец. Это несколько более отчужденное переживание/воспоминание, чем первое. Но сами воспоминания формируются одновременно, в момент события — но в двух местах. И в будущем, если повторится интенсивное эмоциональное состояние, всплывет чувственное воспоминание. А в остальное время доступно для рассказывания и перерассказывания «нарративное» воспоминание.

Комментарий Вадима Виниченко:
Спасибо, очень интересное замечание! И оно объясняет, например, почему «рефлексивные» письменные практики бывают полезнее, чем детальное воспроизведение чувственных «саундтреков» (которые всегда прокручиваются в реальном времени, по отношению к которым невозможно занять дистанцию) – потому что укрепляют один тип воспоминания за счет другого (или облегчают доступ к одному за счет другого).

Темы: , , , ,

Comments are closed.